Как сделать детализацию на мтс смс через личный кабинет

Как сделать детализацию на мтс смс через личный кабинет

Кстати, про парковку. В марте мы вернулись из отпуска и обнаружили, что с фасада дома на мою машину упал камень и разбил стекло. Обратился к председателю ЖСК, а тот сказал: „Ничего не знаю, разбили хулиганы“. Мы написали в приёмную губернатора Полтавченко, и в итоге в ЖСК решили, что „курьи ножки“ надо покрасить. А то, что из щелей дома могут упасть камни, никого не волнует. Ругались-ругались, а потом просто перестали ставить машину под домом. Кстати, выяснилось, что это не единичный случай: я нашёл ещё одного автовладельца, у которого машина пострадала от упавшего камня. 

Но капитальных работ дом не требует: здесь такой монолитный железобетон, что, когда мы делали ремонт в квартире, без мощного перфоратора ни одну стену было не пробить, ни один гвоздь не вбить. Мы четыре раза чинили перфоратор: настолько всё капитально сделано. Причина же камнепада — в треугольных балконах: их стыки заделали цементом, и он от ветра, влаги и времени начал потихоньку рассыхаться, из щелей стали вываливаться камни. 

Иногда в доме появляются рыжие муравьи. Непонятно, откуда бегут: то ли ремонт кто-то делает, то ли травит их. Во втором доме на Новосмоленской набережной, по рассказам, и вовсе крысы бегали по лестницам из-за забившегося мусоропровода. А тараканов тут нет. Я вообще всего раз в жизни видел живого таракана в квартире. Между домами часто летают альбатросы и садятся на балконы к тем, у кого они не застеклены. На Смоленке постоянно подкармливают уток. 

Никакой активной жизни, тем более сплочённого сообщества, в нашем четвёртом доме нет. Я год живу в этой квартире и за всё это время лишь раз видел соседей. Никто не ходит по коридору, никого не видно — только чувствуется, что кто-то курит. В основном тут живут или те, кому за 40, или совсем пенсионеры, а молодёжи почти нет. Сдаваемых в аренду квартир мало. 

Форма управления домом — жилищно-строительный кооператив. Ломать систему никто не собирается: всех всё устраивает. Единственное — не нравятся постоянные проблемы с электриком. Например, если в парадной перегорает лампочка, надо писать заявление, вызванивать, и неизвестно, когда он придёт и поменяет. Самостоятельно же это не сделаешь: в парадной не обычные маленькие лампочки, а большие, промышленные. Ну а в остальном — в парадной убирают, мусор вывозят, жаловаться не на что. Коммунальные услуги стоят летом порядка двух тысяч рублей, а зимой — три с половиной тысячи. Летом в квартире невозможно находиться, очень жарко, так как сторона солнечная. Выход — закрывать шторы, тогда более-менее прохладно. А зимой отопление очень хорошее, такой жар, что мы перекрываем батарею: слишком душно.

Есть консьерж, который обходит дом каждый час, а в остальное время смотрит телевизор. Консьержами работают жители ближайших домов, сутки через трое. Одна консьержка тут не меньше 15 лет, с того момента, когда мы купили квартиру. Консьержи очень бдительные: у меня поначалу всё время спрашивали, к кому это я пришёл. Около консьержа есть специальный столик, куда все жильцы складывают ненужные вещи — старые туфли, платья, книги. Один раз выставили стопку книг, среди которых была одна про жизнь Лихачёва с автографом собственно Лихачёва, по-моему, 1987 года. Я её забрал и отдал родителям, сейчас она хранится у них. 

Все очень удивляются этим домам, у жильцов часто спрашивают: „Как они стоят? Как люди не боятся в них жить?“ На взгляд вопрошающих, дома очень неустойчивые: ну что это — центральный столб и 16 ножек. Мне же не страшно абсолютно. Когда здесь строили, всё просчитали — свай забили столько, что стоят надёжно. Подвала тут, разумеется, нет, на крышу выхода тоже нет: поставили замки. Раньше можно было пройти. Я один раз выбирался на соседнем доме. Оттуда видно то же, что и из моего окна, только получше: Смоленское кладбище, шпиль Петропавловки, Измайловский собор, кусочек Александро-Невской лавры. Иногда из окна также виден салют с Петропавловки.

С последнего, четвёртого по счёту, дома на ножках то ли в прошлом, то ли в позапрошлом году прыгали парашютисты. Ещё здесь рядом снимали фильм „Брат“ — сцену, где главный герой Данила Багров покупает одежду. Правда, дома не попали в кадр. Ну и сцены из „Осеннего марафона“ тоже тут снимали, только в те годы здесь ещё был пустырь».